Биографическая справкаИзбранная библиографияЭлектронная выставкаМетодические материалы

Тексты источников

Сибирские произведения А.Н. Радищева

  1. Радищев, А.Н. Записки путешествия в Сибирь.

    Радищев, А.Н. Записки путешествия в Сибирь / А.Н. Радищев // Радищев, А.Н. Полное собрание сочинений : в 2 т. / А.Н. Радищев ; под ред. А.К. Бороздина, И.И. Лапшина и П.Е. Щеголева. – СПб., 1909. – Т. 2. – С. 355-365.

    А.Н. Радищев начал вести свой путевой дневник, выехав из Казани в ноябре 1790 года, и закончил его в декабре 1791 года, находясь уже в непосредственной близости от места своей ссылки – Илимска. В «Записках» можно найти множество интересных фактов и наблюдений писателя, который интересовался практически всем: природой местностей, по которым проезжал, особенностями быта и занятиями коренных жителей и насельников, социальными отношениями, формами и размерами оплаты труда, торговлей и ценами на продукты.

    Записи от 9 августа и 12 сентября 1791 года содержат краткие упоминания о Томске, из которых можно узнать о том, что значительную часть населения города составляют татары и раскольники, главными промыслами являются рыболовство, кожевенное производство и набойка тканей, а «вся томская округа опричь посельщиков приписаны к Колывановским <горно-металлургическим> заводам».

  2. Радищев, А.Н. Дневник путешествия из Сибири

    Радищев, А.Н. Дневник путешествия из Сибири / А.Н. Радищев // Радищев, А.Н. Полное собрание сочинений : в 2 т. / А.Н. Радищев ; под ред. А.К. Бороздина, И.И. Лапшина и П.Е. Щеголева. – СПб., 1909. – Т. 2. – С. 366-393.

    Путевой дневник А.Н. Радищева 1797 года, известный также под названием «Записки путешествия из Сибири», охватывает период с февраля по июль. Несмотря на то, что путь из ссылки писатель преодолел втрое быстрее, чем расстояние от Петербурга до Илимска несколькими годами ранее, его заметки по дороге в европейскую Россию были и более регулярными, и часто более богатыми подробностями.

    В записях, датированных первыми числами марта (с 4-го по 8-е) Томск упоминается по-прежнему фрагментарно (почти такой же скороговоркой, как села Турунтаево, Семилужное и Калтай), но и на этот раз главным останется воспоминание о радушном приеме путешественника городским руководством.

  3. Радищев, А.Н. Письмо № 49. А.Р. Воронцову (Из Томска).

    Радищев, А.Н. Письмо № 49. А.Р. Воронцову (Из Томска) / А.Н. Радищев // Радищев, А.Н. Полное собрание сочинений : в 3 т. / А.Н. Радищев ; [под ред. Н.К. Пиксанова и др.] ; АН СССР, Ин-т рус. лит. (Пушкин. Дом). – М. ; Л., 1952. – Т. 3. – С. 388-393. – На фр. и рус. яз. (с. 388-391, с. 391-393).

    В письме своему другу и покровителю А.Н. Радищев делится впечатлениями о путешествии от Иртыша до Оби, о прекрасной, но несколько пугающей необжитостью сибирской природе, рассказывает о состоянии сельского хозяйства в Барабинском уезде, способах лечения сибирской («летучей») язвы, уровне жизни местного крестьянства и даже приводит некоторые соображения об оптимизации административно-территориальной организации региона.

  4. Радищев, А.Н. Описание Тобольского наместничества.

    Радищев, А.Н. [Описание Тобольского наместничества] / А.Н. Радищев // Радищев, А.Н. Полное собрание сочинений : в 3 т. / А.Н. Радищев ; [под ред. Н.К. Пиксанова и др.] ; АН СССР, Ин-т рус. лит. (Пушкин. Дом). – М. ; Л., 1952. – Т. 3. – С. 133-142.

    Описание А.Н. Радищевым Тобольского наместничества представляет собой обобщенный обзор административно-территориального устройства, природы, населения и экономики края. Рассматривая те или иные факты, автор стремится вскрыть причины существующего положения дел, находя объяснение всему: отсутствию в Сибири пчел, лености сибирских мужиков, бедности Тобольских земель по сравнению с другими частями бывшего Сибирского царства, выбору Ирбита в качестве ярмарочного центра азиатской России и «непроцветанию» тобольского купечества…

    В начале «Описания…» А.Н. Радищев недоумевает по поводу неравномерности деления наместничества на области и уезды («округи»), заостряя внимание на несопоставимости огромных томских и сравнительно небольших тобольских территорий, однако в дальнейшем о Томской области говорит лишь мельком, упоминая, например, об «ископаемых из земли сокровищах» Томского уезда или июльской ярмарке в Енисейске. Тем не менее, значительная часть наблюдений писателя может быть в равной степени распространена на обе области Тобольского наместничества, и эти приметы западносибирского региона вполне узнаваемы: лесисто-болотистый ландшафт; не очень качественная, но в избытке добываемая пушнина («мягкая рухлядь»); давнее соседство русских с татарами и остяками, более приспособленными к местным условиям жизни и др. Не стоит забывать, однако, что очевидные для сегодняшнего читателя сведения с точки зрения современника А.Н. Радищева были чрезвычайно познавательными, поскольку знакомили его с краем удаленным и в силу этого представлявшимся экзотическим.

А.Н. Радищев и Томск

  1. Бабушкин, Н.Ф. Выдающийся русский писатель-революционер А.Н. Радищев.

    Бабушкин, Н.Ф. Выдающийся русский писатель-революционер А.Н. Радищев : стеногр. публич. лекции, прочит. в г. Томске в 1949 г. / Н.Ф. Бабушкин ; Всесоюз. о-во по распространению полит. и науч. знаний. – Томск : [б. и.], 1949. – 21 с.

    Лекция, прочитанная известным томским филологом Николаем Федоровичем Бабушкиным к 200-летию со дня рождения А.Н. Радищева, казалось бы, представляет собой обычный образец популярного очерка жизни и деятельности писателя: лектор добросовестно описывает его биографию, характеризует факторы формирования общественно-политической позиции и эстетических взглядов, останавливается на основных вехах творчества, определяет вклад в национальную и мировую культуру. Вместе с тем нельзя не отметить специфическую риторику этого текста, обусловленную не только самим предметом речи или убеждениями говорящего, но и во многом теми условиями, в которых приходилось тогда высказываться деятелям науки и просвещения СССР.

    Действительно, насыщенность сообщения идеологически корректными цитатами, акцентирование «нужных» эпизодов биографии и особенностей мировоззрения А.Н. Радищева (основы воспитания «под присмотром» крепостных не могли быть расшатаны позднейшим пребыванием юноши в Пажеском корпусе или Лейпцигском университете; заинтересованность писателя в самоопределении греческого народа не исключала его критического отношения к недавно «самоопределившимся» Североамериканским Штатам и т.п.), упор на анализ проблематики художественных произведений в ущерб поэтике и, наконец, сокращение информации о пребывании в Томске до указания на то, что отсюда было написано письмо А.Р. Воронцову, в котором были сделаны «интересные замечания о жизни крестьян в Томской и Тобольской губерниях», – все это весьма характерно для выступления советского литературоведа. Однако наиболее показательной в этом смысле частью лекции является преамбула, в которой беспрестанно подчеркивается «русскость» и самобытность А.Н. Радищева, его превосходство над европейскими «учителями», так что осведомленный современный читатель сразу понимает подоплеку резких выпадов Н.Ф. Бабушкина против «клеветника» Захара Каменского, видящего в Радищеве лишь «подражателя иностранных мыслителей и писателей»: конец 1940-х, в стране набирает обороты кампания по борьбе с космополитизмом. Именно поэтому лекцию о «писателе-революционере» стоит воспринимать скорее не как источник ценных сведений о жизни и творчестве А.Н. Радищева, но как интереснейший документ послевоенной советской эпохи.

  2. Деревцов, И.А. А.Н. Радищев – пламенный борец против самодержавно-крепостнического строя.

    Деревцов, И.А. А.Н. Радищев – пламенный борец против самодержавно-крепостнического строя : к 150-летию со дня смерти (1802-1952 гг.) : стеногр. публич. лекции, прочит. в г. Томске в 1952 г. / И.А. Деревцов. – Томск : [б. и.], 1952. – 30 с.

    Лекция действительного члена Томского областного отделения Всесоюзного общества по распространению политических и научных знаний Ивана Андреевича Деревцова, приуроченная к 150-летию со дня смерти А.Н. Радищева, носит, пожалуй, еще более тенденциозный характер, чем прочитанная тремя годами ранее лекция Н.Ф. Бабушкина: ленинские цитаты начинают уступать место сталинским и даже просто выдержкам из «Правды», критика «насквозь реакционной» царской России усиливается (вплоть до появления курьезных замечаний о запущенности учебно-воспитательной работы в Пажеском корпусе или утверждений о том, что Екатерина II «всю свою деятельность направила на упрочение диктатуры дворянства»), а сама фигура А.Н. Радищева временами как будто теряется из виду лектором и его слушателями – так их увлекают общие рассуждения о невыносимости жизни крепостного крестьянина во второй половине XVIII века. В чем же ценность текста для современного читателя?

    В лекции И.А. Деревцова более подробно, чем это принято у характеризующих мировоззрение А.Н. Радищева филологов, рассматривается отношение писателя к различным течениям в современной ему философской мысли; конечно, агностицизм, рационализм, сенсуализм, дуализм клеймятся лектором как «буржуазные» («идеалистические» и «индивидуалистические») учения, однако уже сама попытка «прописать» отечественного мыслителя в истории мировой философии заслуживает внимания.

  3. Заплавный, С.А. Путь в небо.

    Заплавный, С.А. Путь в небо // Заплавный, С.А. Рассказы о Томске / Сергей Заплавный. – Новосибирск, 1984. – С. 287-312 : ил.

    Для любимого многими томичами писателя Сергея Алексеевича Заплавного запуск А.Н. Радищевым в Томске монгольфьера – значимая веха в развитии аэронавтики в России и на Томской земле в частности. В «Рассказе о том, как в Томске были построены первые в Сибири воздухоплавательные аппараты, о пионерах авиационного дела в стране и их славных последователях» А.Н. Радищев и принимавший его в 1791 году комендант Т.Т. де Вильнёв изображаются прежде всего как люди смелые и свободные, способные на неординарный поступок. Именно таким, по мнению автора, открыт «Путь в небо».

  4. Климычев, Б.Н. Радищев в Томске.

    Климычев, Б.Н. Радищев в Томске : [стихотворение] / Б.Н. Климычев // Былое и новь : краевед. альм. – Томск, 1992. – С. 156-157.

    В стихотворении талантливого томского поэта Бориса Николаевича Климычева описывается пребывание А.Н. Радищева в Томске в 1791 году. Несмотря на то, что автор позволяет себе ряд поэтических вольностей (смещает ударение в фамилии томского коменданта, домысливает розу из теплицы за прудом и др.), в целом созданная им картина оказывается яркой и по сути верно отражающей и сложившиеся между хозяином и гостем отношения, и обстоятельства ключевого события этого посещения А.Н. Радищевым Томска – запуска монгольфьера. Однако нельзя сказать, что стихотворение является просто художественным переложением документальных данных: фигура А.Н. Радищева интересует Б.Н. Климычева в контексте размышлений о судьбе поэта, его существовании в Истории и в Вечности, и фраза климычевского де Вильнева «Месье, в России страшно быть поэтом» напоминает нам афористичное «Поэт в России больше, чем поэт» Евгения Евтушенко, а концовка («Радищев дальше следует, в острог») – строки самого А.Н. Радищева: «Не скот, не дерево, не раб, но человек! <…> В острог Илимский еду».

  5. Лебедева, О.Б. А.Н. Радищев : путешествие из Петербурга в Илимск.

    Лебедева, О.Б. А.Н. Радищев : путешествие из Петербурга в Илимск / О.Б. Лебедева // Русские писатели в Томске / [рук. авт. кол. А.С. Янушкевич]. – Томск, 1996. – С. 14-29. – Библиогр. : с. 29 (11 назв.).

    В статье замечательного томского филолога Ольги Борисовны Лебедевой кропотливо восстановлены малейшие подробности пребывания А.Н. Радищева в Томске по пути в ссылку и обратно. С опорой на данные путевых дневников и переписки, воспоминания сопровождавшего писателя сына Павла, а также некоторые косвенные источники (записки путешественников, побывавших в Сибири немногим раньше или позже А.Н. Радищева, как, например, П.С. Паллас или Ж.-Б. Лессепс) автор описывает, что именно «путешественник поневоле» видел или мог видеть в Томске, какие впечатления о крае получил или мог получить.

    Основным событием пребывания А.Н. Радищева в Томске в 1791 году О.Б. Лебедева справедливо считает запуск с Воскресенской горы воздушного шара системы братьев Монгольфье, который был осуществлен писателем с разрешения и при поддержке томского коменданта Т.Т. де Вильнёва. Эта акция расценивается не как попытка развлечься, позабавить публику или даже попытаться приобщить ее к научным достижениям конца XVIII века, но как «демонстративный жест неповиновения» правительственным запретам и знак единомыслия русского вольнодумца Радищева и француза-республиканца де Вильнёва.

  6. Лебедева, О.Б. Монгольфьеров шар.

    Лебедева, О.Б. Монгольфьеров шар / О.Б. Лебедева // Сибирская старина : краевед. альм. – 2001. – № 17. – С. 6-9 : ил.

    Статья представляет собой популярную адаптацию материалов исследования истории пребывания А.Н. Радищева в Томске по пути в Илимскую ссылку. В центре описания – устроенное писателем «публичное представление» (запуск воздушного шара), «за кулисами» которого скрывается сложная система взаимоотношений поэта и власти.

  7. Наумова-Широких, В.Н. Радищев в Томске

    Наумова-Широких, В.Н. Радищев в Томске / В.Н. Наумова-Широких // Томск : альм. – Томск, 1945. – Вып. 2 (Сент.). – С. 4-5.

    Статья легендарного директора «Научки» (Научной библиотеки Томского государственного университета) Веры Николаевны Наумовой-Широких несколько выходит за рамки объявленной темы, что говорит отнюдь не о желании автора объять необъятное, а об исследовательском интересе к проблематике и стремлении донести до массовой аудитории вновь открывающиеся факты. Не случайно в число цитируемых материалов попадают не только хорошо известные литературоведам и историкам путевые заметки петербургского изгнанника и его переписка с Воронцовым, но и, как сказали бы современные журналисты, «эксклюзив»: фрагмент письма А.Н. Радищева Павлу I с просьбой о дозволении приехать в столицу из семейного имения в Немцове, куда писатель был определен на проживание по возвращении из Илимской ссылки.

    История обнаружения этого ценного источника довольно курьезна: будущий сотрудник Томского политехнического института Викентий Николаевич Боголюбский случайно приобрел его в 1926 году в одном из ленинградских продуктовых магазинов (свернутое в кулек письмо было использовано как упаковка для сахара), а в 1945 году подарил библиотеке. Предполагая, что письмо ранее не публиковалось, В.Н. Наумова Широких дает в своей статье факсимильное воспроизведение попавшего в ее распоряжение текста, его расшифровку и некоторые комментарии, касающиеся в том числе внешнего вида рукописи. Однако в третьем томе «Полного собрания сочинений» А.Н. Радищева указано, что прошение на имя императора было впервые опубликовано в «Историческом вестнике» еще в 1889 году, а оригинал его хранится в Пушкинском Доме.

    Это противоречие порождает массу вопросов. В частности, остается неясным, был ли использованный В.Н. Наумовой-Широких источник черновиком (копией) письма, по которому осуществлялись публикации в центральных изданиях, или же сам оригинал (подобно пущкинскому экземпляру «Путешествия из Петербурга в Москву»), при описанных выше странных обстоятельствах попав в Томск, позднее был передан в Институт русской литературы как в одно из крупнейших хранилищ подобного рода материалов. Кроме того, недоумение вызывает и тот факт, что В.Н. Боголюбский держал у себя рукопись в течение почти 20 лет, не пытаясь ее опубликовать или хотя бы ознакомить с ней специалистов. Пока очевидно одно: чтобы полностью восстановить этот «томский радищевский сюжет», требуется провести специальное исследование, имеющее отношение не столько к радищеведению, сколько к общей истории фондов литературных и иных архивов в советскую эпоху.

  8. Филимонов, М. Куплена в Тайной канцелярии.

    Филимонов, М. Куплена в Тайной канцелярии / М. Филимонов // Красное знамя. – 1974. – 1 июня.

    Газетная заметка директора Научной библиотеки Томского государственного университета и основателя клуба «Библиофил» Михаила Родионовича Филимонова посвящена почти детективной истории перемещений экземпляра первого (авторского) издания «Путешествия из Петербурга в Москву», который, вероятно, принадлежал самой Екатерине II, позднее был выкуплен из Тайной канцелярии А.С. Пушкиным, поступил в книжное собрание первого в Сибири университета в составе дара А.Г. Строганова и, наконец, вернулся в Петербург, где попал в фонды Императорской публичной библиотеки (ныне Российская национальная библиотека им. М.Е. Салтыкова-Щедрина), а уже в советское время был передан Пушкинскому Дому.

  9. Ханевич, В.А. Французский маркиз на государевой службе в Томске.

    Ханевич, В.А. Французский маркиз на государевой службе в Томске / В.А. Ханевич // Сибирская старина : краевед. альм. – 2001. – № 17. – С. 10-12 : ил.

    В статье известного томского краеведа Василия Антоновича Ханевича рассказывается о судьбе томского коменданта Т.Т. де Вильнёва, принимавшего у себя в доме А.Н. Радищева на пути его следования в Илимск. Рассматривая достоверные факты и домыслы, серьезные и курьезные эпизоды из жизни де Вильнёва, автор стремится очистить его исторический образ от привнесений, связанных с недоверчивым отношением русского человека к правителям вообще и правителям-иностранцам в частности, и показать его как человека, отличающегося свободными взглядами и гражданской смелостью, добросовестно исполнявшего свои должностные обязанности, немало сделавшего для развития культуры и просвещения в Томске и заслуженно пользовавшегося уважением горожан.

    Отдельным сюжетом публикации является история «злоключений» надгробной плиты с могилы де Вильнёва, пылящейся в подвалах краеведческого музея по причине невозможности быть приравненной к другим экспонатам и выставленной.

Томск и Томская область во времена А.Н. Радищева

  1. Беликов, Д.Н. Первые русские крестьяне-насельники Томского края.

    Беликов, Д.Н. Первые русские крестьяне-насельники Томского края и разные особенности в условиях их жизни и быта : (общий очерк за XVII и XVIII столетия) : с прил. списка насел. мест Колыван. обл. за 1782 г. / Д.Н. Беликов. – Томск : Типолитография М.Н. Кононова и И.Ф. Скулимовского, 1898. – 138 с.

    Работа профессора Императорского Томского университета Дмитрия Никаноровича Беликова представляет собой анализ путей и источников пополнения русского населения Томского края за два века активного переселения русских за Урал. Автор описывает различные группы крестьян-переселенцев («государевы» крестьяне, «гулящие», ссыльные и др.), формирование старожильческих сел и деревень, условия и качество жизни в них. Особое внимание уделяется истории переселения в регион старообрядцев. Вся эта информация в совокупности позволяет составить представление о социально-демографической ситуации в Томской области во время посещения ее А.Н. Радищевым.

  2. Гакман, И.Ф. Томская область.

    [Гакман, И.Ф.]. Томская область // [Гакман, И.Ф.]. Краткое землеописание Российского государства, изданное для нар. училищ Рос. Империи по Высочайшему повелению царствующей Императрицы Екатерины Второй / [И.Ф. Гакман]. – СПб., 1787. – С. 113-114.

    Немецкий историк и географ, почетный член Петербургской академии наук и преподаватель при дворе Екатерины II Иоганн Фридрих Гакман сделал немало для развития народного просвещения в России. Его «землеописания» Российского государства (пространное и краткое), которые представляли собой сочетание учебника и атласа, наглядно знакомили русских читателей (прежде всего учащихся) с физическими, экономическими, социально-демографическими и иными характеристиками различных регионов их обширного Отечества (его границами и площадью, административным членением, водными магистралями и хранилищами, качеством земель и лесов, месторождениями полезных ископаемых, уровнем развития сельского хозяйства и производства, составом населения и др.).

    Раздел, посвященный Томской области Тобольского наместничества, содержит краткую характеристику ее уездных городов (Томска, Каинска, Нарыма, Туруханска, Енисейска и Ачинска), в которой прежде всего отмечается развитие в регионе торговли.

  3. Жеравина, А.Н. Томск в XVIII веке.

    Жеравина, А.Н. Томск в XVIII веке / А.Н. Жеравина // Томску – 375 лет : сб. ст. / Том. гос. ун-т. – Томск, 1979. – С. 33-43.

    В статье к юбилею города видный томский историк Аниса Нурлгаяновна Жеравина дает краткий очерк развития региона и города на протяжении XVIII столетия. Описана динамика изменений в сфере торговли, сельского хозяйства, промыслов и производства, охарактеризован состав населения и система взыскания податей и повинностей, проанализированы меры по повышению уровня народного просвещения и эффективности работы учреждений здравоохранения, а также по благоустройству города.

    Упоминаются томские знакомцы А.Н. Радищева: комендант Т.Т. де Вильнёв, принимавший писателя по пути в ссылку в 1791 году, и городской голова П. Шумилов, у которого А.Н. Радищев обедал, будучи в Томске проездом в 1797 году.

© 2015 - 2018 О проекте