Биографическая справкаИзбранная библиографияЭлектронная выставкаМетодические материалы

А.Н. Радищев в Пермской области в 1790 году

По пути в ссылку А.Н. Радищев пересек Пермскую область Пермского наместничества во второй половине ноября – начале декабря 1790 года, посетив села и деревни Дуброву, Сосновую, Кояново, Яничево, Крылосово, Сабарку, Ключи, Быковскую, Ачитскую, Бисертскую, а также города Оханск, Пермь и Кунгур [1].

В Оханск писатель добрался 17 ноября, переночевал и на следующий день отправился дальше, занеся в путевой дневник такую запись: «Оханск город 26 верст, от Соснова к Оханску гористо, но горы невысокие; подъезжая к Оханску везде почти поля и селения очень часты. Есть места положением прекрасные, лес, ель, по большой части и пихта. Подле речек чернолесье. Оханск имеет некоторые прямые улицы, одна церковь деревянная, стоит на Каме. Другой берег ее крутогорой и лесной» [1, с. 357].

П.Е. Размахнин. Вид Перми (1832 г.)
Размахнин Павел Емельянович (1796-1835) – пермский поэт, драматург, баснописец. Выпускник Казанского университета, с 1827 года – учитель истории, географии и статистики в Пермской мужской гимназии. Свои художественные произведения (по преимуществу поэтические) печатал в «Вестнике Европы» и литературно-художественном журнале «Заволжский Муравей», который выходил в 1832-1834 годах в Казани.
Акварель П.Е. Размахнина – старейший сохранившийся вид Перми, представляющий панораму города со стороны Камы.
На рисунке справа налево мы видим здания церквей: Спасо-Преображенский кафедральный собор (ныне Пермская государственная художественная галерея), Церковь Рождества Пресвятой Богородицы на Архиерейском подворье (ныне Храм Рождества Пресвятой Богородицы), Петропавловский собор.
Петропавловский собор – одно из самых первых каменных сооружений города, заложенное еще в 1757 году. Построен в стиле провинциального барокко. История возникновения первого пермского храма связана с появлением Егошихинского Медеплавильного завода на месте, где прежде рос густой, почти необитаемый лес. Завод располагался при впадении реки Егошихи в реку Каму (ныне микрорайон Разгуляй, Ленинский район г. Перми).
Перпендикулярно реке Каме расположены улицы (справа налево) Оханская (ныне Газеты «Звезда»), Сибирская, Обвинская (25 октября), Соликамская (Горького), Верхотурская (Островского).
Использована электронная копия изображения из собрания Пермской государственной художественной галереи.

В Перми А.Н. Радищев был с 19 по 28 ноября. В своих заметках он описал город так: «Перьмь лежит на правом берегу Камы в верх. Было село Егачиха, начат строить 9 лет на зад. Улицы прямы, строение деревянное, ряды тоже. По воскресениям базар. Мастеровых мало. Горшки в приказе делают, разваливаются. Кирпичи так же»; «В Перьми промыслов мало, держат однакоже всякия заморския товары. Лавки давно уже построены. Продают хлеб, мясо, рыбу, воск, мед, посуду деревянную крашеную и рисованную, медную, чугунную, железную и жестяную с заводов. Плотьничьное искуство невелико доставлять бревна не умеют, столярное выписывают из Казани. Печьников мало» [1, с. 258].

Судя по такой характеристике, на рубеже XVIII-XIX веков Пермь вовсе не походила на центр наместничества. Сходным было и мнение Ф.Ф. Вигеля, который посетил город в 1805 году в составе посольства, направлявшегося в Китай, и с удивлением заметил: «Это не было царство, как Казань и Астрахань, не княжеский удельный город, даже не слобода, которая, распространяясь, заставила посадить в себя сперва воеводу; это было пустое место, которому лет за двадцать перед тем велено быть губернским городом, и оно послушалось...» [2, с. 239-240].

Тем не менее, Радищев задержался в Перми на целых 10 дней, и это не могло быть случайным. Известный радищевед А.Г. Татаринцев утверждает, что столь длительная остановка связана с интересом, проявленным к писателю некоторыми старыми (петербургскими) знакомыми писателя, которые по службе к тому моменту переехали в Пермь [3, с. 68 и далее].

Среди старых приятелей Радищева, обосновавшихся в Перми, в первую очередь следует упомянуть председателя Пермской гражданской палаты Ивана Даниловича Прянишникова. Отличаясь независимостью суждений и поведения, Прянишников был в постоянном конфликте с генерал-губернатором А.А. Волковым, что позднее привело его к отрешению от должности; А.Г. Татаринцев предполагает, что в 1780-е годы Прянишников переписывался с Радищевым, сообщая о некоторых фактах злоупотреблений местных чиновников, что в переработанном виде могло послужить материалом для «Путешествия из Петербурга в Москву», а общение председателя гражданской палаты со ссыльным писателем в 1790-е годы укрепило его приверженность к справедливости и обострило противостояние между ним и партией генерал-губернатора [3, с. 78].

Однако Прянишников не был единственным «сочувственником» Радищева в Перми: в этот круг входили и некоторые другие пермские чиновники, в частности губернский прокурор и директор народных училищ Иван Иванович Панаев. Для провинции это была совершенно выдающаяся фигура: литератор, общавшийся в Петербурге с самыми образованными и талантливыми писателями конца XVIII столетия (Н.И. Новиковым, Г.Р. Державиным, Н.М. Карамзиным), бывший масон, когда-то искавший в мистико-религиозных учениях возможность развивать просветительскую деятельность, а теперь ставший убежденным рационалистом и практиком, он не мог не привлекать А.Н. Радищева как единомышленник и потенциальный соратник (подробнее см. [3, с. 84-91].

В другом городе Пермского Прикамья – Кунгуре – Радищев побывал с 28 ноября по 4 декабря; в путевых заметках писателя читаем: «Город старинной худо построен. Бывшей провинциальной». Мрачное впечатление произвел на писателя Дом воеводы и крепость: «Старая воеводская канцелярия, в середине большая комната со столами и скамьями для писцов, в середине два столба, у одного цепь, в прихожей от городка решетчитая осленистая <темная>, для сажания колодников»; «В сарае, называемом ценагаузом <цейхгаузом>, <…> хранятся и орудия казни: тапор, крюк, которым за ребра вешали, утюг то есть: кривое железо с ручкою шириною в 2 ½ пальца на подобие серпа, железцы или клеймы малые» [2, с. 358].

Дом воеводы в г. Кунгуре (фото В.Е. Заровнянных, не позднее 2011 г.)
Двухэтажное каменное здание Городового магистрата (т.н. Дом воеводы, или воеводская канцелярия) – одно из старейших зданий Кунгура. О давности его постройки (1758-1762) говорит толщина стен – один метр двадцать сантиметров, сводчатые кирпичные потолки, кованые металлические тяги, скрепляющие стены двенадцати обширных залов. Здесь А.Н. Радищев останавливался в 1790 году по пути в ссылку.
Членения фасадов Дома воеводы образованы крупными рельефными формами лопаток, междуэтажного пояса, рамочных наличников прямоугольных окон и антаблемента, состоящего из узорчатого ступенчатого рельефа, фриза с «жучковым» орнаментом и широкого профилированного карниза.
Здание является памятником архитектуры и градостроительства федерального значения. В настоящее время в нем находится Кунгурский историко-архитектурный и художественный музей-заповедник.
Изображение воспроизводится по каталогу-справочнику «Историко-архитектурное наследие Пермского края» (Пермь, 2011).

Больше оптимизма внушало состояние ремесел и торговли в городе, косвенным образом позволявшее судить как о благосостоянии жителей, так и об их материальных и даже духовных запросах: «Промысел Кунгурской, кожевенной и сапожный, хлебной, разной заморской мелочной товар, но мало. Лавки отворяют по понедельникам в базар. Продают книги Руские, прологи, чети менеи, Квинта Курция, физиогномия. На базаре продают хлеб свой, рыбу из Сибиря свежию и соленую, хмель из России. <…> Многие кунгурские купцы имеют откупы винные в других городах» [2, с. 358-359].

Необходимо отметить, что в дневниковых записях Радищев больше внимания уделил именно Кунгуру, а не Перми. Нет сомнения, что подробной информацией о городе писателя снабдил Богдан Иванович Остермейер, находившийся на посту кунгурского городничего с октября 1790 по июль 1797 года. Недавно заступив на должность, Остермейер живо интересовался историей Кунгура и многое поведал Радищеву о его истории и современном состоянии. Хозяину и гостю легко было наладить контакт: Радищев, обучавшийся в Лейпциге, прекрасно знал немецкий язык и культуру, которые были родными для принимавшего его чиновника [4, с. 96-98]. Показательно, что на обратном пути Радищев мог убедиться, что его, заживо погребенного в Илимске, на Пермской земле отнюдь не забыли, и свидетельством этому была рукописная копия «Путешествия», которую он видел у кунгурского городничего [5, с. 380].

Источники

  1. Радищев, А.Н. Записки путешествия в Сибирь. 17, 18, 19, 28 ноября, 4 декабря / А.Н. Радищев // Радищев, А.Н. Полное собрание сочинений : в 2 т. / А.Н. Радищев ; под ред. А.К. Бороздина, И.И. Лапшина и П.Е. Щеголева. – СПб., 1909. – Т. 2. – С. 357-359.
  2. Вигель, Ф.Ф. Записки / ред. и вступ. статья С.Я. Штрайха. – М. : Артель писателей «Круг»,1928. – Т. 1. – 377, [6] c., 1 л. портр.
  3. Татаринцев, А.Г. Пермские знакомства : [гл. кн.] / А.Г. Татаринцев // Татаринцев, А.Г. Радищев в Сибири / А.Г. Татаринцев. – М., 1977. – С. 65-92.
  4. Татаринцев, А.Г. Радищев и его книга в Кунгуре : [гл. кн.] / А.Г. Татаринцев // Татаринцев, А.Г. Радищев в Сибири / / А.Г. Татаринцев. – М., 1977. – С. 65-92.
  5. Радищев, А.Н. Дневник путешествия из Сибири. 30 апреля, от 10 до 15 мая, 16, 17 мая / А.Н. Радищев // Радищев, А.Н. Полное собрание сочинений : в 2 т. / А.Н. Радищев ; под ред. А.К. Бороздина, И.И. Лапшина и П.Е. Щеголева. – СПб., 1909. – Т. 2. – С. 380-381.
© 2015 - 2017 О проекте